Миссия невыполнима: к 2030 году мир не избавится от гепатита

Пару лет назад Всемирная организация здравоохранения поставила перед странами-участниками новую цель — избавить мир от вирусных гепатитов до 2030 года. Страны стратегию подписали, однако сегодня стало совершенно очевидным, что цель не достижима . На Европейском Конгрессе по заболеваниям печени, который прошел в апреле, было открыто заявлено: из 45 самых развитых стран мира (в список которых Россия не входит), лишь 9 смогут стать свободными от вирусных гепатитов. В нашей стране, по данным иностранных экспертов, этой цели могут достичь лишь некоторые регионы.

Миссия невыполнима: к 2030 году мир не избавится от гепатита

фото: pixabay.com

Более 300 миллионов человек в мире инфицировано гепатитами В и С. Оба эта вирусы передаются очень легко (кровь, игла, половой путь). Заразиться можно в тату-салоне, парикмахерской, больнице, кабинете стоматолога. Большинство пациентов — не какие-нибудь маргиналы и представители низшего социального слоя, а вполне приличные люди.

И если в отношении гепатита В перспективы более менее ясны (новых случаев в мире выявляется все меньше после введения массовой вакцинации), то с гепатитом С, от которого прививки не существует, ситуация куда более серьезна. Главная проблема в том, что примерно 80% пациентов с вирусным гепатитом С о наличии диагноза не подозревают — заболевание может протекать годами и даже десятилетиями абсолютно бессимптомно, а потом заявить о себе уже на стадии цирроза. Причина каждого третьего цирроза и каждого четвертого рака печени — именно гепатит С. По данным гепатолога Госпиталей Святой Марии и Хэммерсмита в Лондоне Эшли Брауна, 76% стран, подписавших Стратегию ВОЗ, не уверены, что целевые группы инфицированных будут выявлены и протестированы. С другой стороны, осведомленность о болезни в мире растет. В европейских странах, например, создаются новые проекты по тестированию групп риска (в России тестирование включили в список обязательных обследований при плановой госпитализации в стационар; в диспансеризацию анализ не входит, но, при желании, тест можно пройти в поликлинике по полису ОМС). В Европе добровольцы пошли к потребителям наркотиков и в тюрьмы — проводить массовую диагностику среди групп повышенного риска, что снижает общую распространённость вируса в обществе.

Однако, если еще пару лет назад большинство стран с энтузиазмом восприняли цель ВОЗ очистить мир от гепатитов к 2030 году, сейчас их энтузиазм заметно поиссяк. Часики тикают, а точное количество больных по-прежнему можно подсчитать только эмпирическим методом. «Есть страны, которые вообще не готовы к элиминации, — говорит глава американского Центра по анализу болезней (Center for Disease Analysis Foundation) Хоми Разави. — Например, в Африке даже близко к этому не подошли. Мы работали со странами с разным уровнем дохода, и три года работали с российскими экспертами, чтобы оценить масштаб распространенности и перспективы решения проблемы у вас. По нашим данным, в России около 4 миллионов человек заражено гепатитом С, однако, от официальных данных это сильно отличается. Я думаю, некоторые российские регионы смогут достигнуть элиминации, но их совсем мало. В целом же Россия не справится с задачей ВОЗ к 2030 году, как и большинство стран мира».

По прогнозам эксперта, забыть о гепатитах к 2030 году есть шансы у Великобритании, США, Исландии, Австралии. К 2040 с задачей справиться могут еще Германия и Австрия. Большого прорыва по борьбе с заболеванием достиг, как ни странно, Египет, где заболеваемость была крайне высокой. Высоки шансы у Грузии, Казахстана и Узбекистана – в этих странах, как говорит г-н Разави, умело пользуются наследием советской медицины. Например, Узбекистан сделал полностью бесплатными диагностику и лечение пациентов самыми современными безинтерфероновыми схемами.

Что касается России, то у нас по-прежнему очень распространено лечение пациентов устаревшими интерферонами, которые дают множество тяжелых побочных эффектов, таких, что многие пациенты не выдерживают и бросают лечение (а оно длится до года). «Это примерно то же самое, что болеть гриппом в самом ужасном его проявлении целый год», — говорит Разави. Теоретически с этого года по ОМС покрывается и терапия современными препаратами прямого вирусного действия, кроме пангенотипных (то есть, действующих на любые генотипы вируса, которых всего шесть). Однако на практике такое лечение, которое полностью выводит вирус из крови в срок от 8 до 12 недель, доступно пока единицам. Врачи вынуждены решать, кому назначать дорогие препараты, а кому — нет. В приоритете — больные на стадии цирроза, онкопациенты, люди с гемофилией; с этого года впервые зарегистрированы такие лекарства и для детей. Людям, у которых болезнь еще не зашла далеко, приходится ждать, что оттягивает возможность заводить семьи, детей, жить полноценной жизнью. «Выделенные Фондом ОМС средства не позволяют нам лечить всех больных новыми препаратами, и, хотя количество таких пациентов растёт, нам приходится выбирать самых сложных», — говорит сотрудник кафедры инфекционных болезней Северного государственного медуниверситета (Архангельск) Ирина Щепина. «Лечить надо всех, особенно, молодых, ведь им — рожать, — сетует доктор Елена Стребкова из Самарской области. — Но, например, на этот год нам выделили средства для лечения всего ста пациентов новыми схемами (из них 7 — дети)»

Однако некоторые регионы смогли добиться невозможного: например, Челябинская область полностью отказалась от использования калечащих пациентов интерферонов. «В результате у нас наметилась тенденция к снижению заболеваемости, — говорит главный инфекционист региона Ольга Сагалова. — Мы все чаще используем пангенотипные схемы лечения, которые позволяют не тратиться на генетическую диагностику вируса. Но в целом по стране современное лечение получает не более 10 тысяч пациентов ежегодно, а новых случаев выявляется по 50 тысяч — такими темпами мы достигнем элиминации вируса через несколько десятков лет. И пока мы думаем, на что лечить пациентов, в Европе впереди нас на шаг — там активно ищут тех, кто заражен».

В результате ситуация дошла до того, что в последнее время в стране резко увеличилось количество обращений к врачам пациентов, которые пытались вылечить гепатит С нелегальными препаратами, купленными в интернете. «Разумеется, они не вылечились. Причин здесь может быть несколько. Это может быть подделка, или препарат, который неправильно хранился, или неправильно подобранная схема и прочее. Потому что, во-первых, никто не гарантирует качество нелегальных препаратов. Во-вторых, лечение надо проводить под наблюдением врача. Перелечивание после таких экспериментов стоит очень дорого. И государство пока не готово расплачиваться за безответственный подход к собственному здоровью. К тому же на фоне незавершенного лечения вирус мутирует, в результате его чувствительность к любым противовирусным препаратам резко снижается», — рассказал «МК» врач-гепатолог Алексей Буеверов.

Эксперты считают, что в стране срочно нужно ввести регистр со сведениями обо всех выявленных пациентов и активнее проводить тестирование хотя бы групп риска. Иначе гепатиты будут с нами еще очень долго.